Домой Журнал Немного о справедливых выборах, которые тяжело подтасовать и долговечности республик

Немного о справедливых выборах, которые тяжело подтасовать и долговечности республик

0
Немного о справедливых выборах, которые тяжело подтасовать и долговечности республик

Республика или монархия? Надо сказать, что может быть никудышная монархия и катастрофическая республика. Конечно, республики — СССР при Сталине, Камбоджа при Полпоте, нацистская Германия, несомненно чемпионы по зверствам и по нестабильности. Если верить истории, то республиканская форма правления наихудшая, но не значит, что не может быть стабильных республик.  Дураки и дикари могут испорить, что угодно, а умные люди и с плохой системой смогут что-то сделать долговременное и сильное.

Это примерно как вопрос, что лучше социалистическая собственность в сельском хозяйстве или свободная? Если вы студент в США,  то надо ответить свободная или рыночная или будет плохо. Придётся много доказывать сильно идеологизированному профессору. Можно, в теории, но надо иметь доказательства. Естественно, в СССР, до Горбачёва, школьник или студент не мог сказать, что единоличная и рыночная собственность лучше социалистической, во времена Сталина это бы плохо кончилось, а во времена Горбачева надо было бы доказывать почему.

Из всех стран социалистического лагеря СССР был самым несвободным. Причем он не был неравномерно несвободным. РСФСР была страшно душной, а те же прибалтийские республики жили всяко не хуже Чехословакии, а уровень предпринимательской свободы в сельском хозяйстве, на которую закрывали глаза, был равным или большим. Германская Демократическая Республика, целью которой было объединение всей Германии (это поется и в гимне ГДР) была ультралиберальной по меркам даже Западной Европы. Она полностью легализовала гомосексуальные отношения в конце 1940-х, отменила смертную казнь, уменьшила возраст половых отношений и брака между мужчиной и женщиной практически до половой зрелости, не конфисковывала личного имущества, не конфисковывала промышленные предприятия (кроме акционерных обществ, где владельцами было гитлеровское государство и другие корпорации), в ГДР были частные производители мотоциклов (Simson) и фотоаппаратов (Beier Beierette). Но из-за структуры владения крупных земельных хозяйств, в этой части Германии прошла сельскохозяйственная реформа, которая закончилась не только воцарением колхозов, но и настоящих совхозов. Совхозы в Германии назывались VEG (Volkseigenes Gut), а колхозы LPG (Landwirtschaftliche Produktionsgenossenschaft, Сельскохозяйственное производственное товарищество).

Хотя в Польской Народной Республике (ПНР) тоже были совхозы (Государственное сельское хозяйство, паньствове господарство рольне, Państwowe gospodarstwo rolne, PRG), поляки индивидуалисты и уровень коллективизации и огосударствления там был наименьшим среди всех земель попавших под коммунистическое иго. Сельскохозяйственная отрасль оставалась в Польше личной и свободнорыночной. Обе страны имеют примерно одинаковые климатические условия.

Но…немцы показывали много лучшие показатели, как урожайность и сохранение урожая. Причем «западные» эксперты — у меня были почти с детства связи с австрийским сельским хозяйством — и знакомые ездили в ГДР (не из СССР.  Понятно по сравнению с СССР, всё казалось раем. Кроме, пожалуй, Камбоджи под Пол Потом, там ленинизм лютовали). ГДР, что удивительно сейчас во время санкций, экспортировала сельскохозяйственную продукцию и продукцию переработки в страны Западной Европы, включая Австрию, и даже США (маринованные огурцы, пиво! Под конец сделанное прямо под стереотипы американского рынка)

 

00_Shuters_Red_Star

К чему я это? Ну, у некоторых людей получалось лучше, по причинам культуры, чем у других. И социалистическое хозяйство может быть эффективнее рыночного в определенных руках. Хотя я против социализма, для меня ясно, если бы во главе СССР стояла не КПСС, а немецкая SED, Sozialistische Einheitspartei Deutschlands, то Совок бы не развалился. Если бы коммунистический эксперимент затеяли японцы, возможны он бы и победил. Случай со скатыванием в пещерную диктатуру как КНДР не показатель, потому что она живёт в изоляции и единственной целью является сохранение режима.

Но я отвлёкся.

Как я писал дольше всего монархия отсутствовала в Нидерландах, с 1581 по 1815 год (так что, если нас полностью не завоюют исламисты, ещё есть возможность и время снова заселить Россию, восстановить русскую деревню после советского ига, и восстановить легитимную монархию).

И были монархии просуществовавшие тысячелетия.

Республики не долговечны.

Но бывают исключения.

Таким исключением была Венецианская республика. В какое-то время региональная сверхдержава, господствовавшая над Адриатикой, побережьем Югославии, островами, торговлю, успешно воевавшая с турками, державшая огромный собственный флот и наёмную армию на суше (и венецианцы помогли нам победить шведов в Северной войне. Это будет уже другой рассказ. Как намёк — в Санкт-Петербурге есть, в свое время весьма аристократическая, Галерная улица. Речь идёт не о тех галерах на которых пахал Путин. И да, на галере невозможно пахать, может только возделывая морскую капусту, что также проблематично).

Венецианская республика просуществовала с 726 года по 1797 год  (1071 год). Всё это время просуществовала и выборность власти. Главой государства был Дож (Doge, князь), которого избирали. А вот как его избирали это отдельная история. Ни главе государства ни его детям нельзя было заниматься коммерцией, иметь какие-либо доходы кроме жалованья,  принимать подарков. Выбранный новый князь или дож обычно правил до своей смерти, это было пожизненным президенством,  ему было запрещено подавать в отставку и пытаться передать власть. Он мог только умереть и тогды были бы новые выборы. Он не обладал всей полнотой  власти, его ограничивали три органа парламента республики – Большой Совет, Сенат и Синьория. Последняя могла отправить его в отставку.

 

Но вернёмся к выборам:

Сложное дело избрания дожа. Вот что такое сложные выборы. Я попробую перевести (с машинным переводчиком для экономии времени)

«Всякий раз, когда приходило время избирать нового дожа Венеции, представитель республики приходил помолиться (за чистоту выборов?) в базилику Святого Марка,  потом на площади он хватал первого попавшегося под руку мальчика, совершенно любого сословия, первого, кого увидел, и уводил его во дворец Большого или Великого Совета республики.

Задача мальчика заключалась в том, чтобы провести жеребьевку, дабы выбрать коллегию выборщиков из членов великих семей патрициев Венеции. Это происходило, более или менее неизменно, в течение пятисот лет, с 1268 года до конца Венецианской республики (которую, как и Священную Римскую Империю германской Нации ликвидировал Наполеон).

Мальчик бросал жребий и таким способом выбиралось тридцать выборщиков.

00_elections_of_doge

Затем устраивалась вторая лотерея сократила через которую число выборщиков сокращалось с 30  девяти представителей ведущих семей.

Эти девять выдвигали сорок кандидатов, каждый из которых должен был быть одобрен не менее чем семью выборщиками, чтобы пройти в следующий «тур».

Сорок кандидатов были сокращены по жребию до двенадцати, последние выдвинули в общей сложности двадцать пять человек, которым требовалось как минимум девять номинаций каждому.

00_diagram
Схема княжеский выборов в Венеции

Двадцать пять были снова «урезаны» до девяти, которые выбрали коллегию выборщиков из сорока пяти человек, каждый член которой была выдвинута как минимум по семи кандидатам. Сорок пять стали одиннадцатью, которые выбрали последний колледж из сорока одного. Каждый член предложил одного кандидата, все они были обсуждены и, при необходимости, рассмотрены лично, после чего каждый выборщик отдал голос за каждого кандидата, которого он одобрил. Кандидат, получивший наибольшее количество одобрений, становился победителем при условии, что его поддержали не менее двадцати пяти из сорока одного».

Если непонятно, то ниже я скопировал текст с Хабра (ссылка на источник), мне не нравится слово «пацан» (слово из идиша, с душком, от pots, означает маленький хуй), но написано живо, итак…

Источник

В назначенный день выборов ранним утром самый молодой член синьории, усердно помолившись в соборе Сан Марко, выходил на улицу и отлавливал первого попавшегося пацана лет десяти. Его приводили во дворец Большого Совета, где заседали на тот момент все члены Совета старше 30 лет. Мальчик должен был вытянуть из урны, где сложены шары с бумажками, 30 штук с именами сидящих здесь парламентариев.

Затем ровно по такой же процедуре из 30 случайным образом выбиралось 9 выборщиков. Не очень разумно, скажете, ведь можно сразу ровно таким же образом выбрать этих девятерых. Увы, слово «разумно» вам вряд ли покажется уместным после рассказа о следующих этапах.

Итак, эти 9 выборщиков уже сами выбирали 40 следующих, причем каждый из выбранных должен получить не менее 7 голосов.

Далее уже понятно, воскликнет читатель-торопыга, именно эти 40 и выбирают следующего дожа.

А вот фиг вам. Веселье только-только начинается. Из сорока жребием пацан отбирает 12. Вот эти самые двенадцать и выбирают… 25 следующих выборщиков. Затем жребием их опять прореживают до девяти.

Девять выборщиков приступают к самому ответственному для них выбору: они отбирают 45 членов Большого совета, за каждого должно быть подано не менее семи голосов.

Затем все тот же мальчик уже изрядно обалдевший от затянувшейся процедуры, в который раз за день тянет жребий и выбирает 11 из 45.

Умно, скажете вы, 11 нечетное число — значит при любом голосовании будет большинство, ведь воздержавшихся в таком голосовании не бывает.

Хм, а с чего вы взяли, что именно эти одиннадцать будут выбирать дожа?

Они лишь выбирают 41 выборщика, каждый из которых обязан получить не менее 9 голосов.

Это занимает, как понимаете, кучу времени. Наконец, все из 41 выбраны, и они тут же приступают к тайному голосованию: каждый выборщик кидает в урну один шар с бумажкой за своего кандидата в дожи.

Далее по логике должен быть подсчет голосов?

И снова не угадали, никакого значения количество голосов поданных за кандидата во время тайного голосования не имеет.

Такие вот дела.

А пока слуги будят спящего в углу пацана, уже ничего непонимающего спросонья, и приводят в большой зал дворца, где к тому времени собрались выборщики, и в их присутствии мальчик тянет из урны бумажки с именами кандидата на пост дожа. Кандидата, чью бумажку с именем вытянули, обсуждают, а затем вызывают в зал и задают вопросы, на которые он обязан отвечать, по окончании допроса все открыто голосуют, если кандидат не набрал 25 голосов, то приглашают следующего, а вот если набрал – выборы окончены: Да здравствуют новый дож!

Все остальные кандидаты, чьи бумажки все еще не вытянули – в пролете.

sortingforelections
Сортировка голосов в Венеции, Jacob von Sandrart, 1687.

***

Более идиотской и нелепой процедуры вам представить сложно?

Возможно именно так вам и кажется, но все же она имела смысл, иначе не просуществовала бы пять веков. Такая система многоступенчатого случайного отбора выборщиков по замыслу создателей сводила к минимуму возможность предварительного сговора, подкупа или запугивания выборщиков, а, следовательно, влияния этих факторов на конечный результат выборов. В Венеции, где в Большом Совете и в Сенате веками боролись за власть влиятельные аристократические семьи, было крайне важно не дать преимущество какой-то из семей на выборах.

Многократное прореживание на каждом этапе случайным образом (жребием) выборщиков, включив фильтр на их адекватность (промежуточное голосование), такой алгоритм выборов, несмотря на кажущуюся абсурдность, с высокой вероятностью отсеивал неспособных и потенциально опасных кандидатов, одновременно уменьшая шансы ставленников какой-либо одной могущественной партии или семьи.

00_Francesco_Guardi_-_Le_Doge_de_Venise_porté_par_les_gondoliers,_après_son_élection_sur_la_place_Saint-Marc
Гондольеры несут на руках избранного Дожа через площадь Святого Марка, а он разбрасывает золотые монеты, обычай с 1172 года, картина художника Франческо Гарди, XVIII век. The doge is carried through the square after his coronation throwing gold coins to the crowd, a tradition originated by Doge Ziani in 1172. (Francesco Guardi, 18th c.)

 

Вот ещё оценочное мнение о процессе выборов в Венеции (источник):

Во-первых, выборы Дожа основывались на итерации решений высшего порядка. Последовательные голоса требовали большинства от 77,8 процента в первоначальном назначении комитетом от 9 до 61 процента на окончательных выборах.

Во-вторых, элемент случайности, введенный в ходе выборов, а также сложность процедур, сократили возможности стратегического поведения и функционировали как механизм раскрытия правды. Иными словами, избиратели действовали таким образом, что они не имели никаких стимулов чтобы искажать свои предпочтения, будучи у власти, либо действовать в узком материальном интересе.

В-третьих, на заключительном этапе избирательного процесса было принято официальное голосование. Согласно современным политологам, что, согласно правдоподобным предположениям, голосование «на одобрение» поощряет искреннее голосование, отражающее истинные предпочтения людей. Если кому-то разрешено подавать голоса для нескольких кандидатов, нет оснований не голосовать за своего любимого кандидата, даже если кто-то думает, что у нее есть только небольшой шанс быть избранным.

 

 

(Иллюстрация наверху — Gabriel Bella — Коронация дожа после выборов)

 

rockstar_divider

 

Подпишитесь на новостной канал «Война и мир» в Телеграм’e.

Стихотворное чудовище — Poetry Monster (внешняя ссылка)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь