Домой Важное Нюрнбергский трибунал не запретил и не осудил фашизм, и не запрещал нацистскую символику. Шаткая юридическая основа для невойны

Нюрнбергский трибунал не запретил и не осудил фашизм, и не запрещал нацистскую символику. Шаткая юридическая основа для невойны

0
Нюрнбергский трибунал не запретил и не осудил фашизм, и не запрещал нацистскую символику. Шаткая юридическая основа для невойны

С первого дня СВО меня поразила глупость формулировки, так конца и не сформулированной, а зачем? Конечно, нам понятно зачем, и СВО поддерживаю, но внешнему миру совершенно непонятно.

У войны даже если её назвать СВО или табуреткой должна быть объяснимая, легитимная, внятная причина. Так же как и монархия должна быть легитимна, то есть принята остальным миром, в нашем случае остальными монархиями, и признана как законная.

Меня поражали и продолжают поражать люди из МИДа и «камарильи», которые дают советы Путину, советы дикие и беспомощно глупые. Возьмем денацификацию. Быть нацистом — не преступление, на Украине (как и в России, в смысле Российской Федерации) нет нацистов, потому что у нас нет NSDAP, у нас есть «Единая Россия», а вот NSDAP нет. То, что официоз зовет нацистами крайне правых «националистов» и дрочеров на символику Третьего Рейха никому в мире не объяснить. В любом случае, это не причина «нападать» (с их точки зрения) на территорию, которую ты сам признаешь суверенной.

Я сейчас дойду до темы Нюрнберга, а вначале, что надо было сделать.

Единственный способ подвести законность под СВО это было и остается объявить суверенитет России над всей территорией Украины (в границах Укр. ССР, которые русские войска контролировали во время Мировой войны).

Это можно сделать только денонсировав советскую власть, коммунизм, и советское наследие. Как республика, заявив, что Российская Федерация есть продолжение Российской Республики в её границах начала 1917, что большевистский переворот был инородным, незаконным, и все большевистские соглашения и декреты, включая признание республик (будущих республик ССР) и создание СССР незаконны. Потому вся Украина есть территория России.

Я сам за восстановление легитимной монархии, то есть за то, что бы пойти ещё глубже и дальше, и тогда бы никто особо не спорил и даже США было бы тяжело поставлять оружие. Плюс можно было перевернуть всю старую Европу и поставить её часть на свою сторону, в свой стан.

Понятно, что с такой большевистской АП я говорю о фантастике, однако то, что я сейчас описал — вариант один или два — это единственные способы подвести юридическую базу под военные действия на территории бывшей Укр. ССР и единственный способ ликвидировать Украину, который все признают, раньше нежели позже (кроме лимитрофов, вроде этнофашистской Эстонии, но она не имеет значения, так как должна вернуться, двумя губерниями, в Россию).

А теперь к Нюрнбергу и трибуналу.

В 1999 США в костюме НАТО (США и вассалы) напали на Югославию. Или то, что на тот момент ещё оставалось от Югославии (Сербия и Черногория). Это было при правлении военного преступника и массового убийцы Клинтона (я один раз пожал ему руку, почти… но это было до нападения на Югославию).

Вальтер Роклер (Уолтер Роклэр в россиянском фонетическом написании, на новоязе), Walter Rockler), 1921-2002, был прокурором, обвинителем со стороны Соединенных Штатов на Нюрнбергском процессе. Rockler — сам еврей, но даже в разговорах о нацизме (настоящем, а не выдуманном агитпропом) достаточно уравновешенный.

Он также был экспертом в области международных отношений, и выступил против нападения НАТО на Югославию, а также против гуманитарных вторжений, придерживаясь, скорее, взгляда на абсолютный суверенитет легитимного суверена в собственных границах (скажем, так, он не был либералом, а во многом наоборот).

Обвинением в Нюренберге был ни холокост, ни истребление гражданского населения, не печи, и тем более не нацистская символика. Обвинением в Нюренберге, единственным и основным, было развязывание войны по гуманитарным причинам (предотвратить насилие поляков и возможный геноцид против немцев, который поляки могли бы совершить), которая в свою очередь привела к колоссальным зверствам и гибели миллионов людей, но все зверства и все преступления войны включаются в одну вещь — её развязывание. Сам Роклер считал, что нападая на Югославию по гуманитарным соображением, США и их вассалы ничем не отличаются от нацистской Германии, наоборот,  у Германии были более убедительные причины.

Я потом переведу его статью (возможно три статьи) об агрессии США против Югославии, но приведу пока выдержку, пару параграфов, из одной из его статей о международном праве и военных преступлениях (1999). Английский источник выдержек внизу.

***

Как одни из основ международного права, решения Нюрнбергского трибунала в процессе 1945-1946 против главнейших нацистских военных преступников общепонятны и ясны. Наши вожди часто обращаются и восхваляют эти решения, но очевидно они их не читали.

Международный суд (в Нюренберге) постановил:

«Развязывание агрессивной войны — это не просто международное преступление, это величайшее международное преступление, отличающихся от других военных преступлений тем, что оно содержит в себе всё сконцентрированное зло целиком»».

В Нюрнберге, США и Великобритания сделали планирование и развязывание агрессивной войны основой обвинения против нацистского руководства. Судья Верховного суда США Роберт Джексон, который возглавлял сторону американского обвинения, заявил, что «начать агрессивную войну — преступление, которое не может оправдать никакое политическое или хозяйственное положение». Он также заявил, что «если некоторые действия нарушающие международные договора являются преступлениями, то они являются преступлениями без разницы  Соединенные Штаты их совершают или Германия, и мы не можем установить правила, по которому определенное поведение будет считаться преступным, если  сами не будем готовы принять то, что это же правило может быть применено против нас самих.

Устав Организации Объединенных Наций рассматривает агрессию аналогичным образом. Статьи 2(4) и (7) запрещают вмешательство во внутреннюю юрисдикцию любой страны, а также запрещают не только применение силы одним государством против другого, но и угрозу такого применения. Генеральная Ассамблея ООН в Резолюции 2131 «Декларация о недопустимости интервенции» закрепила как норму то, что, без каких-либо оправданий, военная интервенция в любую страну сама по себе является агрессией и преступлением.

Если нашить бирку «НАТО» на агрессивную политику и поведение, то последние от бирки не станет святым. Мы имеем просто извращением самого Североатлантического договора, созданного исключительно как оборонительный союз в соответствии с Уставом ООН. Североатлантический договор обязывал подписавшие его стороны воздерживаться от угроз применения силы или  применения силы любым способом, несовместимым с целями Организации Объединенных Наций, и прямо признавал «главную ответственность» в деле поддержания мира и международной безопасности за Советом Безопасности ООН. Очевидно, что, обходя одобрение ООН на нынешнюю бомбардировку, США и НАТО нарушили это основное обязательство. С другой точки зрения международного права, нынешнее проведение бомбардировок Соединенными Штатами и НАТО представляет собой продолжающееся военное преступление. Вопреки убеждениям наших военных планировщиков, неограниченные воздушные бомбардировки запрещены международным правом. Бомбардировка «инфраструктуры» страны — гидротехнических сооружений, электростанций, мостов, заводов, теле- и радиостанций — не является наступательными действиями, ограниченными рамками законных военных целей. Наши бомбардировки также привели к чрезмерным человеческим жертвам и ранениям среди гражданского населения, что является нарушением еще одной международной нормы. В нашем стремлении к гуманитарным идеалам убили сотни, если не тысячи, сербов, черногорцев и албанцев, и даже несколько китайцев.

Уолтер Роклер

1999

***
Я кончаю импровизированный перевод. Источник ниже.

Смысл. Мы, господа, точнее они, товарищи, на очень шаткой поверхности, или в англо-американской речи, на тонком льду. Отказ от советского наследия и денонсация большевизма (Путин был на правильном пути) это положение дел бы поменял, так как бы перевел Украину из разряда государства в разряд метяжной территории, а террористов ВСУ из разряда вооруженных сил другой страны в разряд бунтовщиков.

Всё.


 

As a primary source of international law, the judgment of the Nuremberg Tribunal in the 1945-1946 case of the major Nazi war criminals is plain and clear. Our leaders often invoke and praise that judgment, but obviously have not read it. The International Court declared:

«To initiate a war of aggression, therefore, is not only an international crime, it is the supreme international crime differing only from other war crimes in that it contains within itself the accumulated evil of the whole.» At Nuremberg, the United States and Britain pressed the prosecution of Nazi leaders for planning and initiating aggressive war. Supreme Court Justice Robert Jackson, the head of the American prosecution staff, asserted «that launching a war of aggression is a crime and that no political or economic situation can justify it.» He also declared that «if certain acts in violation of treaties are crimes, they are crimes whether the United States does them or whether Germany does them, and we are not prepared to lay down a rule of criminal conduct against others which we would not be willing to have invoked against us.»

The United Nations Charter views aggression similarly. Articles 2(4) and (7) prohibit interventions in the domestic jurisdiction of any country and threats of force or the use of force by one state against another. The General Assembly of the UN in Resolution 2131, «Declaration on the Inadmissibility of Intervention,» reinforced the view that a forceful military intervention in any country is aggression and a crime without justification.

Putting a «NATO» label on aggressive policy and conduct does not give that conduct any sanctity. This is simply a perversion of the North Atlantic Treaty Organization, formed as a defensive alliance under the UN Charter. The North Atlantic Treaty pledged its signatories to refrain from the threat or use of force in any manner inconsistent with the purposes of the United Nations, and it explicitly recognized «the primary responsibility of the Security Council (of the United Nations) for the maintenance of international peace and security.» Obviously, in bypassing UN approval for the current bombing, the U.S. and NATO have violated this basic obligation. From another standpoint of international law, the current conduct of the bombing by the United States and NATO constitutes a continuing war crime. Contrary to the beliefs of our war planners, unrestricted air bombing is barred under international law. Bombing the «infrastructure» of a country— waterworks, electricity plants, bridges, factories, television and radio locations—is not an attack limited to legitimate military objectives. Our bombing has also caused an excessive loss of life and injury to civilians, which violates another standard. We have now killed hundreds, if not thousands, of Serbs, Montenegrins and Albanians, even some Chinese, in our pursuit of humanitarian ideals.

Walter J. Rockler,

a Washington lawyer, was a prosecutor at the Nuremberg War Crimes Trial. This essay originally appeared in the Chicago Tribune. Above is my translation of an excerpt from the essay

(In accordance with Title 17 U.S.C. Section 107, this material is distributed without profit to those who have expressed a prior interest in receiving the included information for research and educational purposes.)

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь