Домой Журнал Продолжение темы ненасытного потреблядства как эрэфейской идеологии

Продолжение темы ненасытного потреблядства как эрэфейской идеологии

0
Продолжение темы ненасытного потреблядства как эрэфейской идеологии

Продолжение отсюда 

Мой знакомый ( с кого я начал в предыдущем посту) сказал, что если у людей есть машина, то ставить её у них должно быть право где угодно и тогда не будет проблем. Причём одним предложением ранее он сказал, что жить надо как в Европе, потому что там порядок, а здесь его нет. И вообще туда нужно переезжать Я намекнул, что слова и желания находятся в взаимном столкновении друг с другом и сами себя исключают, они несовместимы.

Санкт-Петербург – исторический город и один из немногих городов в России, который пригоден для жизни. благо его строили не советские существа. Это город, куда приезжают, или приезжали, до недавнего времени, миллионы туристов, посмотреть именно на Санкт-Петербург, потому что цена Ленинграду как и советскому строительству ровно ноль. Помню анекдот, «что останется от Ленинграда если там произойдёт такое же землетрясение как в Ташкенте?», – (как в Армении на выбор, зависит от периода советской истории, когда анекдот рассказывался). Ответ – «Санкт-Петербург». Даже обитателем Ленинграда тогда была понятна его ценность, как и очевидна не только эстетическое качество советского строительства. Санкт-Петербург, весь, целиком,  как исторический город, памятник Юнеско. Весь его центр, которому в течение последних двадцати лет барыги, преимущественно инородцы, но и местный хапнувший деньжат номенклатурный биомусор, нанесли больше ущерба чем большевики, советская власть, нацисты, две мировые войны, блокада как часть второй мировой войны, гражданская война как продолжение первой, и перестройка, вместе взятые (а при Беглове разрушения были просто драматическими  по объему и ущербу сопоставимы со стратегической бомбардировкой), так вот весь его центр, весь остров ограниченный Невой и Обводным  каналом, а также Заячий остров, часть Васильевского острова и Петроградской стороны, являются объектом всемирного культурного наследия.

Санкт-Петербург уникален. По причинам, которые я не буду здесь перечислять. Единственен в своем роде. Санкт-Петербургу, в его сохранности на 1991, тяжело найти «эквивалент». Я бы сказал равен ему Париж (Санкт-Петербург на 1991 был чуть в лучшей «аутентичной» сохранности как город). Лондон, в архитектурном плане, и прекрасная Вена, всё же будут классом ниже. Берлин и Мадрид ещё ниже. Этот город не строился для джипов новорусских ублюдков и нацимобилей чукч, он строился для пешеходов, карет, всадников. Я сам автомобилист, люблю машины, но центр нашего города — это не пустыня Сахара, где чурки могут гонять на нацистских внедорожниках (и каждую неделю сбивать русских пешеходов). Кроме того – (мой знакомый чуть пораженно слушает мою речь – за столиками очень кошерного и бесвкусно дорогого  заведения «кушают» десятки иногородних потрябледей, они таращаться, и вижу по натянутым мордам, что рни слышат разговор, им это не нравится)–,  и так, я продолжаю, вот вы тоже живёте в центре. Что здесь происходит в субботу и воскресенье? Правильно. Здесь пусто. Ставь машину куда хочешь. А что здесь происходит в течении недели? Содом и Гоморра. А главные улицы, не говоря уже о Невском, и Лиговка (окраина центра), и Литейный, превращаются в автостоянку. Почему? Потому что конторы, у которых начальство находится в центре, работают в центре, потому что это престижно, но не обходимо. Большинство этих контор могло бы или переехать в новые части города (районы на франкобольшевистском языке) или сказать сотрудникам пользоваться общественным транспортом. Для местных жителей, обитателей центра, из-за нашествия чужих автомобилистов творится сущий ад. Город разрушается. Центр страшно загазован. Есть два варианта. Сотрудники приезжают на работу на своем транспорте (если он едет на «бентли» каждый день на работу и получает на их языке «зарплату», то он пролетариат только с бентли, являющимся его цепью), но «работа» переселяется за пределы центральных частей города или, но если «работа» остается в центре, то сотрудники приезжают в город на общественном транспорте, а центр для их автомобилей будет закрыт. Потому что он для того не предназначен, также как и «Зимний дворец», с его драгоценными паркетами, не предназначен для езды на мотороллере.

«Никто на общественном транспорте ездит не будет, потому что это не статусно». Отвечает мой знакомый.  Хорошо, говорю я, вы мне сами сказали, что народ у нас быдло и гопота, гопота с мерседесом или другой маркой нацимобиля (на языке гопоты «брендом»), все равно быдло и гопота, выражаясь вашим же языком. «И она не будет ездить на общественном транспорте? Потому что не статусно? Даже если это быстрее и удобнее?»

«Нет, не будет»

«И за стоянку платить не будет?»

«Нет будет. Будет бунт»

(надо сказать, что последнее сильное преувеличение. В Москве, где уровень управления несказанно выше нежели в Путинбурге, азерском гадюшнике Баку на Неве, за стоянку платят и заклеивать номера стесняются. Переезжая границы РФ в Финляндию, та самая гопота, которая херачит на красный свет и подрезает других братьев по биологическому виду в Путинбурге и Ленобласти, наблюдал своими глазами, не превышает скорость, наоборот к скоростному режиму относится комично трепетно, не заезжает вперед через ограничительную линию на светофоре, не рвется на красный свет, никого не подрезает, ставит машину исключительно на выделенную стоянку и её оплачивает с раболепством. Кары и наказаниях, просто их угроза, перевоспитываеют самых злобливых и непокорных совков, причем как русский люмпен так и чурок, в мгновение, причем эффект от вероятной угрозы наказания просто сказочный. Это, как я говорил, касается и СВО. Как только враг понял, что угрозы пустые, он оборзел).

Congestion-Charge-Zone
A congestion charge pay reminder sign is displayed in London.  Знак «Заплатили?» в Лондоне, за въезд надо платить, даже если хочешь проехать наскозь и не собираешься ставить машину.

«Хорошо», я говорю ему, «вот мы про Лондон говорили, вам он так нравится, а в Лондоне нет бесплатных стоянок. Кроме того, я так бы сделал в Санкт-Петербурге, в Лондоне существует ограничение на въезд для всех, кроме жителей, но и те платят. Чтобы въехать просто в город надо заплатить congestion charge, в расчете 15 фунтов на день или больше 5000 фунтов за год, это чтобы просто заехать, стоянка на улице (парковка), стоит в центре, в эквиваленте того о чём идёт речь а Санкт-Петербурге, ещё 5 фунтов в час (от 2 до 7 в зависимости от части города, автомобиля и улицы). Люди которые работают в центре не ездят туда на машине. На то есть общественный транспорт.

«Пускай Путин ездит на общественном транспорте, а Лондон конечно…»

Нет, Лондон не экстремальный пример. Он весьма либерален. В Западной Европе нет крупных городов, где была бы такая вольница. В Нью-Йорке, городе небоскребов, но не гаражей, на Манхеттене, население не передвигается на личных машинах, и даже маклеры-миллионеры приезжают на работу на Уолл-Стрит на общественном транспорте. В Вене крайне ограничена система парковок (стоянок), она также архаична и сделана специально неудобно, для тех «кто знает», бумажки с оплатой, нужно  приобретать заранее в особых магазинах «Austria Tabak». И даже в бывшей Совдепии, которая вышла из под управленческого колпака советской номенклатуры, меры по «порядку» для этого класса весьма жёсткие. В Ревеле (Таллине) нет вообще бесплатных или платных городских стоянок в центре. Их нет. Проезжай насквозь, не останавливайся. В старом городе нет вообще стоянок автомобилей, кроме машин владельцев квартир, и там они ограничены метрами, улицей на которой находится квартира, и так далее. В Азии дела куда более жесткие. В Сингапуре только право ездить по городу стоит более 100 000 долларов. В больших японских городах вам не продадут машину пока у вас нет своего гаража и стоянки.

Страх ездить «как народ» так задел за живое, что представитель потребляющего сословия не мог ощутить абсурдности своего мировоззрения   — хотеть порядок как  «там» и иметь изделия и блага «оттуда», и утверждать что здесь нужен такой же порядок, причем наотрез даже умственно отказываясь принимать правила этого порядка, воспринимая саму мысль как угрозу своему существованию и личную экзистенциальную’катастрофу.

Потом речь зашла об автомобильной промышленности. В России криворукие ваньки ничего не умеют делать. Дети алкоголиков. Олигофрены. Мой собеседник русский, даже не малороссийский отброс («украинец»),  не «с Украины», а великоросс, причём из, кажется, весьма даже той автомобильной области России, с Поволжья. Разговор был неформальным, дружеским и мы разболтались. Я даже не стал объяснять ему, что в Швеции, в Гётеборге, не Свены и Ларсы отвертками собирают уже китайские «вольвы» (зная шведский менталитет и сегодняшнюю рабочую этику, результат был бы скорее удручающий), а роботы проворно варят корпуса и собирают почти всё, а обслуживающшая рабочая сила, спасибо ЕС, весьма многонационально и для Швеции инородна (и, кстати, второй завод по значение вообще в Китае).

Да, у этой же публики сильно развит расизм причем не по отношению к «нашим» чуркам, а проскальзывает пренебрежительно-уничижительное отношение к «азиатам» вообще, даже к китайцам (!), корейцам, особенно северным (самый лучший сейчас для России союзник, ну, в первой десятке потенциальных союзников вне Европы), малайзийцам, и прочим вьетнамцам. О неграх и речи нет. Они у этого биомусора не статусные.

В голове у него, не само по себе, а из-за культурного окружения и понятий, созданных номенклатурным характером советского режима в сочетании с другими факторами (такими как повторная жидофикация России, произошедшая в культурном плане после 1991, даже не заметная и непонятная большинству русских, и проводимая через московские, «центральные», СМИ, подконтрольные сами знаете кому) выработался определенный ценностный код.  Потребление – является религией и идеологией Эрэфии, потребление личное, потребление заточеное под импорт, люди, вещи, предметы, марки («бренды» на скотоязе), даже страны, в этом мироустройстве обладают статусностью, которая может быть и не связана никак с действительностью, но она есть у них в головах.

Итальянская или французская машина  — не солидно, она должна быть немецкой, хотя сопровождение для шишки может быть и на американской машине («форд») и в принципе японец бы подошёл («тойота» или «ниссан», хоть последний и не совсем японец), а для сошек может быть и косоглазый хуяндайчик. В любом случае хуйандай или киа всегда лучше «русского говна».

Первое, отношение это даже географических и культурных предпочтений на сто процентов обратное тому и отличное от того, что было нормой в России до её гибели в 1917 году. Связи России и Франции были необычайно глубоки, на техническом, культурный и потребительском уровне, что, удивительно учитывая их почти противоположные политические системы. Сами немцы не понимают любви россиянской номенклатуры ко всему материально-немецкому, и один мой австрийский знакомый утверждает, что так как эти люди по природе своей рабы и генетический отходы, накипь (это не мои мысли), то и любят тот сапог, который сильнее всего пинает их по морде. Он тем же объяснил феномен невероятной привязанности к США и американизации России, которая не идёт ни в какое сравнение с удивительно низкой, по сравнению с постсоветской Россией или РФ, культурной американизации ближайших восточноевропейских союзников США, Польши, Чехии и Словакии, каждая из которых, особенно Польша, имеют огромные, не сравнимые с русской, и глубоко связанные с сегодняшним (польским) государством, общины в Америке.

Кстати, хотя мысль и оскорбительна, она не вздорна, во всяком случае это теория, которая многое объясняет на культурном и антропологическом уровне. В отношении американизации у меня есть мысль, что есть и второй фактор кроме любви к облизыванию сапога, которым белые люди демонстративно и больно пинают гопоту в рыло, но это отдельная тема.

Тут есть только одна оговорка  — жесткие потребительские и «статусные» понятия как религия являются основой жизни потребляющий прослойки Москвы, Путинбурга, номенклатуры (по всей Эрэфии, включая аппарат «Единой России»), чиновничества и, во многом мусульманских, этнодиаспор, членов их семей и обслуживающих интересов, включая «госкомпании» (интересы всех этих организмов переплетены), и не затрагивают остальной России. Хотя мы находимся в эпицентре потреблядства и непотребства, по моему опыту, являние эти пропадают если отъехать даже на 200 км, то есть феноменом этот можно ошибочно воспринять за общерусский, а он таковым не является. Это как на «всё включено» гостиницах на турецком побережье заточенных под россиянский люмпен из десятка городов. Впечатление, ещё в недалеком прошлом, у стороннего наблюдателя, «о ужас, ужас, ужас», но увиденное им зрелище не представительно, а обманчиво, эти люди, представляют собой часть России, но никак не всю Россию, даже не рабочую и не работающую Россию, а как раз зачастую наоборот. Нижнюю прослойку накипи под накипью.

Статусность потребления и понятия как религия  —  чисто номенклатурная ценность (читайте «Номенклатуру» Восленского) и смесь понятий по чему и ради чего живет потребляющий класс, а он состоит из смеси понятий номенклатурный, уголовных (это и есть их традиционно ценности), этнографических (опять таки заимствованный из диаспор)  —  это не религия России, не её вера, в вера верхушки и её обслуги и паразитических прослоек, вообще, как я подозреваю затрагивающая миллиона полтора человек (вместе с членами семей), географически сконцентрированных в определенных местах.

(Отвлекаюсь от темы. Вот пример величайшого куска биомусора.   Большевистское и гебистской чмо, Александр Александрович Максимов из «Единой России». Он говорит, что чиновники это состоявшиеся, умные, богатые люди, и поэтому, нет конечно не просто могут покупать дорогие машины, а имеют право покупать машины за более чем 2 миллиона (по тем деньгам, то есть за 8 миллионов по сегодняшним ценам), речь идёт исключительно о фашистких автоподелках, за деньги… народа, из бюджета. Кстати, это самамя вызывающе дерзкая антирусская речь, которую мне доводилось услышать. Нет сомнения, что совершенно разные и противоположные по характеру и взгядам исторические личности,  и Николай I (при котором в России не было смертной казни для обычных подданных, и дел не связанных с изменой Отечеству), и либеральный Николай II, и русофоб Сталин, и Адольф Иванович, и Черчилль, и возможно сам пацифист Махатма Ганди, распорядились бы такого выродка расстрелять вместе с семьей и родней. Это совершенно шокирующе. И речь идёт о ничтожнейшей доле процента от населения страны, о депутатах «Единой России», не об аристократии, о голи перекатной, отребье, врагах единой России. Увидив это видео я решил в том, что сомневался  —  что бы спасти Россию недостаточно искоренить советскую номенклатуру, надо покончить с издевательски названной «Единой Россией», и необходима глубокая люстрация этого злокачественного образования, но продолжим)

 

Статусность потребления как религия имеет очаги. Это Москва прежде всего, Санкт-Путинбург, пара крупных городов… Санкт-Петербург подозреваю, что положение в нём как и степень люмпенизации потребляющей прослойки хуже чем в Москве, в этом смысле в Санкт-Петербурге многое хуже чем в Москве, качество управления значительно хуже, качество людей допущенных к кормушке хуже, бескультурие глубже, провинциализм дичее, Санкт-Петербург – это такая русская архитектурная Атлантида, но никак не культурная столица России если только это не издевка. Место где можно поглазеть на руины погибшей цивилизации.  От которой кроме руин ничего не отсталось, потому что даже жрачка инородная и отстойная.

Недавно попался официальный рейтинг качества губернаторов и управленцев, составленный как я понимаю АП для Путина и якобы слитый в «народ», первым в нём был Рамзан Кадыров, вторым Собянин, а третий был Беглов, и далее штук 50 сошек. Ничего не могу сказать про Кадыров и Собянина, кроме того, что не представляю как можно составить объективный рейтинг в Чечне, но Беглов на третьем месте представляется феерическим примером самообмана и фарсом. Такой смехотворный антирейтинг.

Такой же как Санкт-Петербург  —  культурная столица.

 

Но я отвлёкся на тему, которая могла бы стать предметом интереснейшего социологического исследования. Если мы доживём до его проведения перед тем, как правящая сейчас камарилья, скорее всего по глупости, пустит или спустит страну в трубу. Буквально.

Итак, говоря об автомобилях и вольнице с парковкой, я предложил своему знакомому вообще дикую альтернативу, а что если перенести в Россию «мерседес» (прямо взять так в Штутгарте и вывезти в чемоданах и ящиках), делать его здесь, марку лепить «лада», а стоянка вам будет бесплатная.  Бесплатная стоянка для русских машиню. Будете покупать «ладу» или «жигули», даже зная, что это мерседес или как мерседес один в один?

«Nyet».

Русские машины мы покупать не будем. Потому что кириллица уничтожает статусность. Русские название несовместимы с хорошим и статусным потреблением и тем они еретические, так как посягают на предмет веры номенклатуры и их детей, и прикормышей (прикормышами можно даже назвать бандитов, кормящихся от чиновников, получающих откаты).

«А если заставят?»

Не заставят.

Лучше проиграть войну через лишиться «ауди» или «бехи». Да, лучше не только войну проиграть, но всю эту страну уничтожить, мы все уедем, чем на жигулях ездить (общественный транспорт не входит в уравнение вообще).

Карлик кремлевский это знает. Мы его опора. Кстати, потому коммуналщики Беглова «в Питере» закрашивали и закрашивают знаки «Z» и милиция, полиция, пилиция, позволяет бить стекла с «Z». Потому что «мы» опора этой власти, они начали слабоумную затею «в Украине», а она многим солидным людям не подуше. Из-за этой тупой войны даже не слетать поесть. «Z» раздражает «нас», тех кто в этой стране всё, поэтому её и закрашивают и првавильно делают.

А на русском «говне» никто не будет ездить.

Мой знакомый умеренное исключение, потому что то, что он говорит повсеместно.

Пример, Яндекс Драйв (что это значит по-русски не  имею понятия, как и не понимаю почему эти ушлепки не могут писать на русском. Или понимаю? Читайте предыдущий параграф)… так вот Яндекс Драйв не имеет ни одной русской машины для проката. Здесь вы можете посмотреть их машины. Там величайший список автомобилей всех народов, от корейских кий и хуйандайчиков до изделий Великой Фашистии,  страны ведущие войну против России, убивающие наших ребят и введшие разнообразные санкции представлены, а российских производителей нет.  Что удивительно. Можете у них спросить почему это и так. Я сам написал запрос, и если ответить, а, скорее всего, отпишутся, то я обязательно его опубликую здесь.

YandexDrive

Что ещё забавного. Они не понимают, что если уничтожат страну, то уничтожат её вместе с ними.  Они также не понимают, что они и их дети абсолютные чмошники, в отличии от остального населения России, паразиты ненужные ни здесь ни там, потому что, как наши беглые олигархи доказали, миллионерами и миллиардерами в России становятся исключительно по назначению, и единственный путь к потреблению это «ресурс» — будь то нефть, древесина, откаты или административный ресурс. Они не успешные, состоявшиеся, неординарные люди, а балласт. Предпринимательское «богатство» отсутствует практически полностью (за парой редчайших исключений в паре отраслей, как посредничество при розничной торговле в сети Интернет, например Wildberries, они же, может быть, Ягодки).

Наш долгий и настоящий разговор закончился (хотя я не полностью его передал, есть «моменты», которые я оставил для будущих заметок и к ним вернусь), и закончился как всегда, на дружеской ноте. Он типичен. Я описал тип, класс и общность нескольких «сословий».

Такая вот «притча».

Что делать? А это предмет следующей заметки в этой серии (теме).

Продолжение следует.

rockstar_divider

Подпишитесь на новостной канал «Война и мир» в Телеграм’e.

Читайте также
(всё в новых вкладках)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь